Главная » Наши проекты » Валерий Бочков. Русская премия. Часть I
Валерий Бочков. Русская премия. Часть I

Валерий Бочков. Русская премия. Часть I

Русская Премия, взгляд изнутри.
(Заметки оптимиста в трёх частях)

Часть первая

Официально это звучало так — 22 апреля 2014 года в Москве состоялась церемония награждения лауреатов международного литературного конкурса «Русская Премия» по итогам 2013 года. Официальный партнер конкурса – Президентский центр Б. Н. Ельцина. Дипломы и призы были вручены девяти русскоязычным писателям и поэтам из шести стран мира: Азербайджана, Белоруссии, Казахстана, США, Узбекистана и Украины.

Наина Ельцина оказалась энергичной изящной дамой с крепким рукопожатием. Она спросила – о чём роман? Я начал рассказывать, припомнив, что последний раз ответ на этот вопрос занял ровно пятьдесят пять минут – как раз время перелёта из Вашингтона в Нью-Йорк. Впрочем, тогда я пересказывал содержание по-английски.

Через стеклянную стену «Президент-отеля» открывался неожиданный вид на пряничные маковки церкви Николая Чудотворца с серой рекой и гигантским монстром Петра-Колумба, похожим на декорации к первому акту «Гамлета». Официанты разносили шампанское, становилось шумно, на сцене с баннером «Русская Премия» и белым картонным Пегасом уже проверяли микрофоны, рядом рассаживались музыканты.

Так о чём роман?

У меня нет пятидесяти пяти минут, поэтому буду краток: роман «К югу от Вирджинии», впрочем, как и все мои тексты, о русских. О нас.
Не с точки зрения советской паспортистки, заполняющий пятый пункт, не с точки патриота-политика или славянофила-социолога. Меня не интересует процентный состав крови, цвет кожи, форма носа или разрез глаз. Я считаю русским каждого с культурным кодом ДНК России – кодом нашей литературы, живописи, балета. Нашей науки и философии, нашей поэзии. Не знаю как вы, а я считаю Пушкина русским. Не русским поэтом, а просто русским.

Понятия «русский характер», «русская душа» стали банальностью, приобрели балаганный привкус, говорить на эту тему в приличном кругу стало дурным тоном. Но что же тогда отличает всех нас, родившихся на русской земле, выросших в русских традициях? Чем мы отличаемся от голландца, немца, британца? Американца и канадца?

Я согласен, что человек остаётся человеком, и психологические движения души, мотивация поступков, любовь, ревность, отчаянье, жажда мести – универсальны для всех. И для эфиопа, и для эскимоса. Поэтому универсальны Шекспир и Данте, Гёте и Байрон, Толстой и Уитмен. Но попробуйте просто вообразить, просто представить себе сюжет «Анны Карениной», скопированным и перенесённым, допустим, в английское общество. Или в Италию. Сразу же сюжет начинает рассыпаться, пропадает логика, в персонажах появляется ярмарочное пестроцветье и фальш.  Вместо «Ромео и Джульетты» получаем «Вестсайтскую историю» или «Доктора Живаго» с Омаром Шарифом в главной роли…

 

IMG_9999

Ответить

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликован.Помеченные поля обязательны к заполнению *

*

[googlec8da2d5ff1fa14e9.html]