Главная » Как издать книгу » Валерий Бочков. Русская премия. Часть III
Валерий Бочков. Русская премия. Часть III

Валерий Бочков. Русская премия. Часть III

Русская Премия, взгляд изнутри.
(Заметки оптимиста в трёх частях)

Часть третья

Людям симпатичны обобщения. Нам нравится присутствие структуры – пусть даже эта структура иллюзорна. У обобщений есть привкус науки, стройность закона. Тут что-то от физики и математики, а это не может не вызывать уважения. Поэтому, на мой взгляд, так популярны теории всевозможных заговоров – в них разрозненные факты неожиданно выстраиваются в чёткую формулу.

Когда я рылся в архивных материалах для «Берлинской латуни», я сделал неожиданное открытие: Третий Рейх был культурным импотентом (вот вам обобщение). При маскарадной помпезности фасада, бравурной декоративности, составленной, по большей части, из атрибутики Римской империи и итальянского дизайна миланской школы начала века, Третий Рейх не родил ни одной великой книги, ни одного значительного полотна, ни одной симфонии или оперы.

Любимец Гитлера Фриц Ланге обрёл режиссёрский почерк задолго до тридцать третьего года. Гениальный плакатист Людвиг Хольвайн выработал свой арийский (до блеска) стиль ещё во времена Веймарской республики. Тевтонская мрачность Лени Рифеншталь не более чем визуализированный Фридрих Ницше. Равно как аскетичная помпезность Шпеера, на мой взгляд, всего-навсего циклопическая иллюстрация к «Золоту Рейна». Причём, лишённая главного элемента музыки Вагнера – страстного взлёта.

Отчего диктатура, даже когда диктатор из художников, так уныла? Отчего её искусство похоже на манную кашу? Или на праздник в сумасшедшем доме? Факельные шествия, парады, олимпиады и прочие жреческие массовки при всей их пугающей монументальности бесконечно скучны и бездарны. В чём причина?

Я считаю, причина проста – отсутствие свободы для творца смертельно. Не для него лично – для его творения. И свобода не просто составляющий элемент творчества, а необходимое условие, условие существования. Ведь любое значительное произведение искусства, созданное при диктатуре, появилось не благодаря, а вопреки ей.

Впрочем, вернёмся, к премиям в области литературы. На следующий день после церемонии вручения «Русской Премии», мы с Евгением Абдуллаевым, писателем и членом жюри, оказались на Радио Культура. Говорили о связи премиального процесса с литературным. Евгению тема хорошо знакома, он анализировал ситуацию в своей статье «Большой букеровский бестселлер» (Новый мир, 2012):

«Премия уже не фиксирует литературную иерархию, как это было в «жреческой» модели. Она ее (иерархию) разрушает, заменяет гибким рейтингом. Если премия вручена недавно, то подтверждает высокую рейтинговую планку литератора. На данный момент. И свидетельствует о ее понижении, если лауреатство имело место пять, десять, а то и более лет назад, после чего никаких крупных премий автор не получал. Премия катализирует вертикальную мобильность в литературе. Правда, вертикалей при таком раскладе почти не остается. Статус, имя, репутация – все это теперь требует постоянного подтверждения. Почаще напоминать о себе, почаще публиковаться. В период преобладания «жреческой» модели можно было быть «на устах у всех», не печатаясь годами. Сегодня литпроцесс напоминает марафон: кто кого перепубликует».

Тут добавить нечего.

Можно оглянуться назад и попытаться понять, что мы потеряли. В той, «жреческой» модели, выстроенной в эпоху нашей диктатуры – речь шла не о качестве литературы, а о структуре литературного процесса. Прежде всего, распалась логическая связь: тогда беллетрист начинал с районнной-заводской-областной газеты, набравшись сил, публиковался в толстом журнале, а после шёл в издательство. И получал свою первую книжку. И эта книжка попадала на прилавки и в библиотеки читателей. Согласитесь, просто и логично.

Сегодня публикации в журналах издателей (даже странно пользоваться множественным числом при вымирающей на глазах издательской популяции) просто не интересуют. Премиальные ристалища их занимают не более других спортивных мероприятий. Очевидно, у издательств свои планы. Не очень связанные с  толстыми журналами и премиями. У издателей, скорее всего, свои способы поиска новых талантов.

В Америке (которая, безусловно, нам не указ) более двадцати литературных премий, лауреат каждой из них моментально выуживается издательством и публикуется. Как правило, тут же подписывается контракт на следующую книгу. Писатель начинает работать со своим литагентом, тот, вместе с издательством составляет план маркетинга, план раскрутки имени и книги – интервью, буктуры по стране, встречи с читателями. Писателя узнают, начинают читать.

При вертикальной модели российского иллюзорного капитализма в издательском деле отсутствует конкуренция, доминирует монополизм, писатель и читатель выключены из процесса. Издатель печатает кого считает нужным, читатель читает, что ему дают. Литературных агентов нет, да и быть не может.

Парадоксальность этой коллизии заключается в том, что при нынешних технологиях данная модель уже мертва. Это вчерашний день. Это даже не динозавр, это его кости. Писатель и читатель лишь по привычке с подобострастием ждёт милостей от издателя-монополиста. Не достаёт лишь мальчика, который бы наконец крикнул, что король гол.

Будущее за интернет-магазинами, за книгами по требованию, электронными и бумажными. Будущее за компактными мобильными издательствами, работающими напрямую с автором. Такое издательство может за неделю подготовить книгу к печати, для автора оно не диктатор, а партнёр.

Утопия?

Вовсе нет – именно такое издательство выпустило мой роман «К югу от Вирджинии», именно это издательство номинировало роман на «Русскую Премию». Я говорю о дюссельдорфском независимом издательстве “Za-ZaVerlag”. Будущее именно за такой моделью книгоиздания.

Будущее за рекламой в сети, буктрейлерами – видеороликами новых книг, за интерактивным сетевым маркетингом. Будущее наполнено свободой и правом выбора. И чем быстрее мы – читатели и писатели – поймём это, тем скорее окажемся там, в прекрасном будущем.

IMG_3029

Ответить

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликован.Помеченные поля обязательны к заполнению *

*

[googlec8da2d5ff1fa14e9.html]