Главная » Наши гости » Михаил Спивак
Михаил Спивак

Михаил Спивак

«Создание литературно-художественного журнала на родном языке в эмиграции напоминает дорогу к дому, который был оставлен тобой в поисках лучших земель. В сиюминутных воспоминаниях ты возвращаешься в этот дом налегке, довольно ясно представляя картинки прежней жизни.
Когда ты пытаешься оценить и понять то, что происходит сегодня с твоей душой, языком, мыслями и жизнью, то и дело дает о себе знать груз приобретенного на чужбине опыта, несомненно полезного, нужного, но порой неподъемного».

Эти слова Алены Жуковой, основателя и главного редактора журнала «Новый Свет», заставили меня остановиться в беглом просмотре интернет-изданий, захотелось всмотреться, проникнуть глубже и понять, что происходит сегодня с русскими литераторами за рубежом. Кто они? Чем занимаются? Как складываются их судьбы?

Оказалось, сегодня в Канаде наши соотечественники делают много полезного для нас, жителей России. И люди интересные, и судьбы, и дела.

Сегодня у нас в гостях

Михаил Спивак – писатель, публицист,
заместитель главного редактора литературно-художественного
журнала «Новый Свет» (Канада)

Михаил Анатольевич! Вы родились в Кемерово, там пошли в школу и начали играть в шахматы. Когда у вас появилось первое желание что-либо написать?

С раннего детства, еще до того, как я научился читать, мне нравилось слушать увлекательные истории. Отец водил меня на фигурное катание, и, когда мы брели по заснеженному городу в желтом свете уличных фонарей, он обязательно что-то рассказывал. Я старался идти медленнее, чтобы дослушать историю до конца, но часто нам не хватало времени. Пришлось самому учиться читать.

Любопытство привело меня в сказочный мир литературы. Свою первую книгу я храню до сих пор. Покажется странным, но это шахматный учебник, который так и называется «Я играю в шахматы». Там речь идет о Буратино, как он с друзьями ловко обыгрывал Карабаса Барабаса и его приспешников.

Под впечатлением, скоро я сам стал выдумывать истории. В пионерском лагере после отбоя рассказывал своим сверстникам страшилки. Некоторые дети даже верили и боялись, что автору-выдумщику было приятно. А переносить свои истории на бумагу я начал во время службы в Армии обороны Израиля в 1996 году. Комичных ситуаций там происходило много. В компаниях меня часто просили рассказать, и я каждый раз повторял и повторял новым слушателям. Уже после демобилизации объединил все истории в одно письмо родителям – получилось около пятидесяти страниц. Ответ дал мне стимул продолжать писать – мои первые читатели смеялись до слез.

Роман «Тыловые крысы, или армейская одиссея Сёмы Шпака» вы написали в 2008-м, он о том, что вам пришлось пережить в израильской армии?

Конечно, главному герою Сёме Шпаку достались какие-то черты от его создателя, но его образ собирательный. Что мне действительно пригодилось в написании книги, это детальное знание устройства и организации службы в тыловых частях.

Я был обречен написать этот роман. Судьба не оставила мне выбора, потому что первый же день в рядах славной израильской армии я провел на гауптвахте. Благодарить надо нелепую случайность. Жил я тогда в общежитии, где постоянно хулиганили подростки – кидали спички в почтовые ящики. Так я не узнал о перенесении моей даты призыва на более ранний срок, а письмо с курьером мне не отправили: то ли военкомат пожадничал зарплату курьеру платить, то ли обычная халатность. Так или иначе, я оказался в камере беэр-шевской гауптвахты. Отпустить меня не могли, потому что арестовала меня гражданская полиция по запросу из военкомата. Но и те меня знать уже не хотели, потому что я не совершал уголовных преступлений. Ночь я провел в камере, а утром меня отвели на допрос к офицеру военной полиции. Он силился понять, какое именно армейское преступление мне инкриминируют, а когда отчаялся, принял соломоново решение отправить меня в 4-ю армейскую тюрьму, мол, там разберутся. Встретили меня культурно, без воплей, посадили в «обезьянник». Пока меня кормили обедом (я позавтракал на гауптвахте вареными яйцами, творожной массой, белым хлебом и шоколадным маслом на десерт к чаю) тюремное начальство решало, что со мной делать. Арестанты, солдаты-срочники, принесли в «обезьянник» блюдо с индюшачьими отбивными, рисом, овощным салатом и кувшин компота. Все начиналось красиво и благородно, а потом вдруг прибежали надзиратели и стали меня стыдить. Дескать, много они видели проходимцев, но такого лицемерного хулигана, который имитировал бы собственное дезертирство, являясь на самом деле гражданским лицом, они видят впервые. Я пытался заверить их, что не имел злого умысла, но мне указали на дверь и велели убираться вон из тюрьмы. Правда, позволили доесть обед. Затем с вооруженной охраной и под вой сирены меня отвезли на центральный призывной пункт. Там как раз был «женский день» – девушек призывали. Ко мне зачем-то приставили надзирателя, хотя убегать я не собирался, и отправили на медицинское обследование. Возле кабинета полураздетые девицы ждали своей очереди, а тут мой конвоир давай их разгонять, чтобы меня приняли первым. Поднялся крик и визг. Я же стоял в стороне и думал, что это только первый день дурдома, а сколько их еще впереди? Бурная молодость… Разве после всего я мог бы не написать роман об армии?

Потом были «Дебошир» (2010), «Приключения дона Мигеля Кастильского и визиря Иерусалимского в Испании» (2012) и, наконец, «Мужской взгляд на любовь» (2013) Доступны ли ваши книги русскому читателю?

«Тыловые крысы…» появились в кузбасском издательстве. Насколько я знаю, тот тираж уже разошелся. Надо будет заняться его переизданием… «Дебошир» в первой редакции был издан в Израиле, а затем переиздавался в Канаде. Эти книги можно купить в Интернете. «Мужской взгляд на любовь» пока недоступен — готовится второе издание.

Будем ждать! Михаил Анатольевич, расскажите немного о журнале «Новый Свет», как часто он выходит?

Электронный номер журнала выходит раз в квартал. На базе двух номеров (раз в полгода) составляется печатный номер.

Какова политика журнала? Каким авторам из России вы были бы рады?

Наша цель – наведение культурных мостов между Новым Светом и Россией.

Разумеется, есть четкие критерии для отбора. Произведение должно быть целостным, обязан присутствовать интересный сюжет. Обращаем внимание и на стиль изложения – авторская речь не должна быть вялой и скудной. Не принимаем к рассмотрению призывы к насилию и прочие одиозные идеи, каким бы великолепным языком они ни были написаны.

К выбранному автором жанру мы относимся лояльно. Автор может прислать, например, серьезный литературный обзор и сказку для детей в формате малой прозы. Оба произведения будут рассмотрены и, возможно, оба приняты к публикации.

Важно ли для вас, насколько известен автор а России, насколько велики его тиражи?

Некоторые авторы полагают, что их литературный вес равен суммарному весу бумажных тиражей. По этому критерию главным литератором можно считать В.И. Ленина. На самом деле, в личном общении с российскими писателями за последнее время часто слышатся нотки неудовлетворенности сотрудничеством с издательствами. Это и невозможность пробиться, и долгие сроки ожидания, и условия. Авторы стали чаще интересоваться альтернативными путями издания, где печать по требованию – один из возможных вариантов. Другой вариант – печататься в солидных литературных журналах. Кстати, в Канаде и США многие авторы стали известными именно благодаря публикациям в журналах. Что же касается тиражей… Я недавно брал интервью и узнал, что даже в Википедии тиражный критерий не рассматривается более, как критерий писательской значимости.

Михаил Анатольевич! Через ваши руки проходит все, что будет или не будет напечатано в журнале. Если быть честным, вы отдаете предпочтение мужской или женской прозе?

Безусловно, мужское и женское восприятие, в том числе и литературы, разные.

Мы по-разному воспринимаем окружающий мир, поэтому отдаем предпочтение разному стилю и жанрам в литературе. Не секрет, что мужчины редко читают женские романы, потому что сама тема им кажется скучной. Зато с удовольствием станут читать о войне, о путешествиях, особенно, если текст обильно приправлен юмором.

Но я не единолично принимаю решение. Наш главный редактор — женщина, это Алена Жукова. Полагаю, многие ваши читатели знакомы с ее книгами «К чему снились яблоки Марине» и «Дуэт для одиночества», изданными в «ЭКСМО».

С 2007 года Алена — вице-президент и программный директор Фестиваля российского кино в Торонто (Toronto Russian Film Festival). В 2009 году она была программным директором «Канадской мозаики» — недели канадского кино в России. У Алены прекрасный литературный вкус.

Так что позвольте мне успокоить дорогих и любимых женщин и, пользуясь случаем, поздравить их с приближающимся Днем с 8 Марта! Позвольте пожелать нашим мамам, женам, дочерям, коллегам по работе, а также нашим настоящим и будущим авторам быть счастливыми. Пусть зимние холода останутся позади, а весна принесет вам тепло в дома и в отношения с близкими людьми.

И добро пожаловать в «Новый Свет»!
header

Записала Ольга Грэйт

Персональный сайт Михаила Спивака

Ответить

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликован.Помеченные поля обязательны к заполнению *

*

[googlec8da2d5ff1fa14e9.html]