Главная » Наши гости » Елена Крюкова
Елена Крюкова

Елена Крюкова

Поэт, прозаик, искусствовед. Член Союза писателей России. Родилась в 1956 году в Самаре. Окончила Московскую государственную консерваторию и Литературный институт имени А. М. Горького.

Лауреат премии им. М. И. Цветаевой-2010 (книга стихов «Зимний собор»), премии «Согласование времен»-2009 (Германия), в номинации «поэзия». Финалист премии «Ясная Поляна»-2004 (роман «Блаженная») и «Карамзинский крест»-2009 (роман «Тень стрелы»), Волошинского конкурса-2009 в номинации «проза» (рассказ «Яства детства»), Волошинского конкурса-2010 в номинации «проза» (повесть «Краденая помада»). Лонг-листер премии «Национальный бестселлер»-2003 (роман «Изгнание из Рая»), «Русский Букер»-2010 (роман «Серафим»), премии им. И. А Бунина-2010 («Зимний собор») и 2011 (роман «Юродивая»). Лауреат премии журнала “Нева” в номинации «Чистейшей прелести чистейший образец» (2013). Ее книги выходят в издательствах ЭКСМО, Время (Россия), Za-Za Verlag (Германия) и других.

«Елена Крюкова – писатель страстный, иногда даже неистовый, и при этом мыслящий, верующий, удивляющий.
Крюкова начинала как один из самых сильных поэтов в России (и сильнейшим поэтом продолжает оставаться). Она, как мало кто другой, сумела перенести в прозу чувство ритма, сложную метафорику, чувство мифа».

Захар Прилепин

Голос вечности

Елену Крюкову можно легко узнать по колоритному и чистому звучанию слова. Удар слова как в колокол. И вот уже звук плывет, сталкивается с чем-то важным и вечным в самом тебе, заполняет собой, бьется, отзываясь многократным эхом, и разливается по бескрайним просторам Руси. И в этом разнообразии звука все – от рычания женской души до музыки сфер.

Кто она, эта женщина? Кто она, эта русская? Чем она дышит, как пишет?

Елена! В ваших глазах — счастливый свет. В чем источник Вашего счастья?

Я безумно счастлива — живя на земле здесь и сейчас, при помощи своего труда я могу жить там и тут, тогда и вот еще тогда, — везде и всегда. Художество — это возможность прожить тысячу жизней: об этом мечтал Бетховен, с этим чувством жили большие художники, писатели, актеры… И я теперь понимаю, ЧТО это. Это такое, в самом хорошем, идеальном смысле, чувство ДЕМИУРГА. то есть ты СОЗДАЕШЬ, и счастлив этим. Рождаешь то, чего не было; и в то же время ты вписан в мощную культурную фреску. И это родство, эта причастность к великой реке искусства, плавание в ней, в ее водах — это такая радость, такая свобода! Это сродни любви, как ни банально это звучит. “За это можно все отдать” — жертвуя временем, событиями, здоровьем, пребывая на каждодневной литературной пахоте. Эта пахота и этот пот — маленькая плата за вот это самое солнечное счастье БЫТЬ.

Вы смелый и решительный человек. В чем секрет вашего бесстрашия?

Не задумывалась над этим… секрет, наверное, прост. Быть самим собой. “…и быть живым, живым и только, / Живым и только — до конца”. Многие носят маски. Маска часто удобна. И даже незаметна. Врастает в лицо, в лик. Но это хитрое приспособление. Мимикрия. Я не ношу маски. И я стараюсь быть честной не только перед родными и друзьями, в быту, но и внутри материи искусства. Быть на стороне мастеров — мое сознательное бесстрашие. Я не боюсь показаться грубой, если прямо говорю о пошлости, о конъюнктуре.. Ведь должен кто-то сказать!

А вообще бесстрашие — это тоже оборотная сторона Луны-любви.

Ваши герои ищут смысл жизни, сражаются с внутренними и внешними врагами, творят мир вокруг себя и все они любят, можете ли Вы дать свое собственное определение – Любовь это…

…это основа жизни, ее, как немцы говорят, Grundton, основной тон. Любят звезды и планеты: кто знает, может, то, что мы считаем неразумным и бесчувственным, косной материей, живет и любит интенсивнее и горячее, чем мы? Мы думаем: вот химический, физический процесс! И мы не знаем его подоплеки.

Любят животные. Я не верю в голый инстинкт.

Любят люди. Это аксиома.

Любит Бог: от плаката на двери протестантского храма “БОГ ЛЮБИТ ВАС” до осознания того, что, если бы Бог не любил нас, мы бы (биос, жизнь) не явились бы здесь.

Любовь — это УСЛОВИЕ нашей жизни. Это абсолют жизни.

Думаю и о таком парадоксе: смерть — это тоже любовь, потому что это переход, репагулюм. И нет ничего бессмысленного. Входя ТУДА, мы запросто можем обнаружить там любовь. Пусть она и будет недоступна нашей сенсорике.

Что Вас вдохновляет?

Крупные темы. Большие образы. Сильные чувства. Яркие столкновения.

Я не могу и не люблю писать (и никогда не буду!) о семейных разборках, о магазинах и холодильниках, о женских штучках, о так называемом актуальном. Хотя семейные разборки могут стать “Будденброками” и “Сагой о Форсайтах”, женские штучки — прозой Эльфриды Елинек, а актуальное — “Санькой” Захара Прилепина. Все зависит от угла зрения.

Есть одно условие, чтобы расхожая монета стала золотым слитком: объемность авторского мышления.

Меня вдохновляют жизнь и смерть. И все, что внутри них, несет, в моей интерпретации, их ВЕЛИКИЙ (и блаженный!) отсвет.

Что издано в 2013-м году, что издается и запланировано на 2014?

Тринадцатый год стал годом моего книжного прорыва. Три книжных проекта в двух российских издательствах и одном немецком — это такое движение материков… при том, что я, понятно, не рыночный автор и не гонюсь за количеством текстов. Просто то, над чем работала последние лет семь, взяло да и вышло в одно время.

В 13-м вышли “Царские врата”, “Рельефы ночи” и “Путь пантеры” в ЭКСМО (и там же переиздался “Серафим”), “Тибетское Евангелие” в издательстве “Время”, “Ярмарка”, “Пистолет”, “Поклонение Луне” в Za-Za Verlag (там же — во второй редакции — “Тень стрелы” и “Империя Ч”). 14-й год начался с радости — вышел мой “Русский Париж” (“Время”, Москва), с иллюстрациями Владимира Фуфачева. Это мой муж, художник. Кстати, на обложках “Тибетского Евангелия” и “Русского Парижа” — его работы.

В 14-м выйдут “Старые фотографии” (книга уже на подходе), “Беллона” — о детях Второй мировой войны, “Рай” — о жизни плода в утробе матери, экспериментальная вещь, по изображенному пространству “внешней” жизни — постапокалипсис. И, думаю, в конце года выйдет большой роман о сумасшедших — жизнь психиатрической больницы советских времен. Книга, в которой любовь, бред, реальность, зеркальные отражения, истории жизней переплетаются, образуя плотную полифоническую ткань. Пока рабочие названия — “Безумие”, “Психи”. Друзья шутят: с таким названием книжке премии не дадут…

Я давно уже сняла с повестки дня беспокойство о премиях и о деньгах. Премии для меня — просто возможность показать людям мои работы (как для художника — выставки!), а деньги весело плывут над нами, как облака. Я благодарю Бога за каждый встающий день, и только.

Остается ли время на то, чтобы просто жить?

А это все что, разве не жизнь? Вот я просто так и живу!

А если серьезно — у нас с Володей двое взрослых детей, их девушки, их друзья, наши друзья, наша родня, бесконечные выставки Владимира и его учеников, путешествия, деревенские дома, интересные и важные встречи, обеды-ужины, опять вернисажи, опять поездки… и на этом фоне, да, нам с ним надо еще и писать. Традиционный вопрос друзей: Лена, когда ты пишешь свои книги? Традиционный мой ответ: всегда!

Как Вы отдыхаете?

У нас два загородных дома: один в Мамакино, другой в Васильсурске. Тот, что в Василе, постарше, он со стажем. Я его обожаю: там мне пишется идеально! Рядом Волга — я пловчиха, в любую жару и любые холода не вылезаю из воды. А в Мамакино — такой Дом художников, Володя туда привозит учеников, они там много пишут, слоняются по полям-лесам, с мольбертами, с этюдниками… преимущество этого дома творчества — что он рядом с городом, 30 километров.

Я варю варенье — в Василе фруктовый сад, — играю с друзьями в шахматы, смотрю фильмы, которые просто необходимо посмотреть — великое кино: Иньяритту, Бертолуччи, Брессона, Ларса фон Триера. Это мой такой спокойный отдых. А беспокойный — это когда еду куда-нибудь. Люблю дорогу, а дорога любит меня. Вот собираемся с Володей, с его выставкой, в Италию…

О чем мечтаете?

О том, чтобы написать все, к чему чувствую себя призванной.

А еще — чтобы дети родили детей. Продолжили род!

Какой опыт хотели бы пережить? Что Вам интересно сегодня?

Хотела бы полететь на Марс, только с возвращением! Хотела бы прожить год в Тибете, в монашеской келье, в монастыре высоко в горах. Хотела бы снять фильм, в паре с отличным мировым режиссером, по своей книге, достойной такой работы. Хотела бы научиться хорошо кататься на коньках (катаюсь плохо)!

Хотела бы… выступить на большой сцене со своими стихами и импровизациями. Я ведь в концерте-спектакле (делаю и такие, по своим текстам, в маленьких камерных залах) иной раз дерзко импровизирую — пою свои стихи. Так, в пении, видимо, продолжаю жить как музыкант: я пианистка и органистка, после Московской консерватории, полжизни проработала в музыке. Без нее не могу.

Что хотели бы сделать непременно в ближайшие годы?

Написать четыре книги: “Хоспис”, “Соловки”, “Праздники Земли”, “Око”.

Что вы считаете главным в Вашей жизни?

Встречу с моим мужем.

Зачем Вы на земле?

Без капли пафоса: для того, чтобы Бог мною — кистью — писал Свои письмена.

Записала Ольга Грэйт

«Проза Крюковой вызывает очистительные слезы. Она пишет, словно пальцами лепит не то из глины, не то из теста. Так, наверное, может писать только женщина-мать. Спасибо ей за память души, сердца земли и поколений на ней. Ее искусство вселяет надежду, что на русской земле будут еще роды и роды, способные воспринять светлую весть. Это странно, ибо всё остальное внушает, что – нет, не будет ничего и никого, сгинет все, что еще не сгинуло. А Крюкову читаешь – и думаешь: а ведь не сгинет».

Петр Епифанов

Фрагмент концерта Елены Крюковой в театре Музыки и Поэзии п/р Елены Камбуровой.

Поэзия Елены Крюковой. Орган

Награждение Лауреатов в редакции журнала “Нева”

Елена Крюкова в Фейсбуке

Ответить

Адрес Вашей электронной почты не будет опубликован.Помеченные поля обязательны к заполнению *

*

[googlec8da2d5ff1fa14e9.html]